18+
Ни желания, ни заинтересованности
Почему власти Якутии имитируют поддержку малого бизнеса
8 декабря, 2021 11:51 пп

Якутия, Бизнес

Этот материал подготовили наши информационные партнеры — редакция сайта Yakutia.Info «по мотивам»  последней сессии Ил Тумэн, на которой депутаты приняли сразу в трех чтениях закон «О налоговой политике РС (Я)» на 2022 г.. Главный редактор ИА «Снег» Виталий Обедин в данном случае выступил в качестве эксперта, как общественный деятель, член Координационных советов по предпринимательству при главе Якутска и главе Якутии, принимавший участие в обсуждении законопроекта накануне передачи в парламент Якутии.

«Yakutia.Info:
Стоит отметить, что Виталий Валерьевич был собственно тем, кто первый и выступил с инициативой о снижении налогов для малого бизнеса вдвое еще в начале этого года. Позже, осенью, Министерство по делам предпринимательства республики попыталось снизить вдвое ставку хотя бы по УСН на 2022-й год. Налоговую заявку ведомства поддержали все крупные бизнес-сообщества Якутии, однако в итоге предложение не прошло.

Об этом и многом другом касательно и в целом бизнес-климата республики мы задали вопросы эксперту.

— На сегодня налоговые ставки для предпринимателей, работающих по УСН – 6% (доходы) и 10% (доходы минус расходы), не изменены. Льготные ставки отраслей – 5% и 7% по УСН введены только для пострадавших. Считаете ли вы данные ставки приемлемыми?

— Нет, конечно. Деление на «пострадавшие» и «не пострадавшие» отрасли сегодня крайне условно. Это в начале 2020 года они были оправданы, потому что казалось, что главная беда – локдаун, так называемые «нерабочие дни», которые закончатся через месяц. В реале же удар по малому бизнесу нанесли не столько прямые ограничения, по которым по сей день определяют «пострадавшие отрасли», сколько общие последствия экономического кризиса в стране, полностью заслоненного темой пандемии.

В первую очередь – снижение благосостояние населения, его высокая закредитованность и, как следствие, сокращение покупательской способности. Упал средний чек по магазинам, выросли отпускные цены на продовольственные и непродовольственные товары. И не забывайте, что меры поддержки 2020 года в основном представляли собой отсрочки по налогам и льготные кредиты. И то, и другое сейчас нужно выплачивать, а это – дополнительная нагрузка. Добавим к этому упразднение ЕНВД, переход к взиманию налога на имущество с кадастровой стоимости объектов, новые требования по маркировке, проверочный угар контролеров…

Легальный бизнес медленно, но неуклонно идет ко дну. Я лично знаю троих предпринимателей со стажем более 10 лет, кто закрывает дело и покидает республику.Поэтому бизнес-сообщество и настаивало на том, чтобы распространить льготы на все категории бизнеса, но Минфин и Минэконом Якутии живут в других реалиях.

—  Выступали ли вы с законодательной инициативой о снижении вышеуказанных ставок по налогам для бизнеса в Якутии? Если да, то какие ставки вы предложили?

— Это была не законодательная инициатива – ей у нас обладают только депутаты, правительство, глава республики, а теперь еще и прокурор. Это было предложение, которое озвучивалось на слушаниях в Ил Тумэн, а также на многочисленных комиссиях и рабочих группах, где обсуждался проект закона «О налоговой политике РС (Я) на 2022 г.». Изначально я предлагал просто снизить на 50% все действующие налоговые ставки для малого бизнеса, за исключением продажи алкоголя. Логика здесь очень простая:

1) малый и средний бизнес в Якутии никогда не был серьезным налогоплательщиком в масштабе республики, поступления от него в доходах бюджета-2022 составят что-то около 2%!

2) в то же время малый бизнес решает вопрос трудоустройства в республике, которая является чемпионом Дальнего Востока по безработице! Сегодня в частной экономике трудится порядка 100 тыс. человек, то есть каждый пятый трудоспособный житель Якутии.

 

Мне пришлось лично организовывать диалог министра предпринимательства Ирины Высоких с мэром Сарданой Авксентьевой

 

А, значит, для властей Якутии самое важное – не доить корову, пока не отвалятся копыта, а дать бизнесу пережить это сложное время, сохранить рабочие места и не уменьшить ФОТ. Поэтому поддержать бизнес двукратным снижением налога – и правильная, и уместная позиция. Да что говорить, она и более эффективная, чем нынешние меры.
Вы только задумайтесь, в конце 2020 года глава Якутии Айсен Николаев озвучил цифру – из бюджетов всех уровней на поддержку предпринимателей Якутии в первый пандемийный год направили 5,5 млрд. рублей. При этом сумма поступлений совокупного налога от предпринимателей составляет 3,4 млрд. рублей в год! Получается, на поддержку потратили больше, чем собрали, но при этом большинство предпринимателей этих мер на себе не ощутило (в том числе и потому что не попало в число «пострадавших»). По заключению Счетной палаты Якутии, к материально-имущественной поддержке доступ был только у 6% предпринимателей, а в предыдущие, не кризисные годы – у 1,7%!

Кто ее почувствовал? А вот снижение налога вдвое почувствовал бы каждый!

Это предложение частично было учтено в налоговой заявке Минпреда, которую поддержали все крупные бизнес-сообщества, но в конечном итоге все было выхолощено правительством в лице Минэкономики.

— Исполнительный директор ЯРО «ОПОРА РОССИИ» Александр Ариносов предложил снизить данные ставки для всех отраслей, работающих по УСН, до 1% (доходы) и 5% (доходы минус расходы) соответственно. На ваш взгляд, реально ли и обоснованно ли данное предложение?

— По сути все аргументы в пользу максимального снижения налогов я привел выше. К сожалению, аргументы – последнее, что слушают наши власти. Позже, как председатель Координационного совета по предпринимательству при главе ГО «Г. Якутск», я подписывал коллективное общение предпринимательских объединений на имя премьер-министра Андрея Тарасенко с предложением установить ставку по УСН хотя бы в 3% при категории «Доходы» и 7% при категории «Доходы – Расходы». Увы, и эта инициатива бизнеса была проигнорирована.

— На ваш взгляд, насколько обосновано мнение о том, что при установлении низких ставок бюджет муниципальные образования недополучат серьезные выпадающие доходы?

— Это больше угроза, чем аргумент. Отмечу, что именно муниципалитеты активно выступали против снижения налогов, и именно ссылаясь на них, в частности на позицию мэрии Якутска, правительство и отказалось от заметного снижения налогов. Когда шли избирательные кампании, бизнес получил много авансов от действующих глав, но в реальности, как видим, все иначе – хоть шерсти клок, но сегодня! Спасибо, Евгений Николаевич, низкий поклон от предпринимателей…

При этом меня бесконечно удивило, что муниципалитеты даже не попытались ставить вопрос иначе: ну, хорошо, сократите налоги для бизнеса, но нам компенсируйте выпадающие доходы! По факту, если они образуются. Но нет. Насмерть стояли именно за повышенные ставки.

В Калужской области, к примеру, власти чтобы сделать муниципальные бюджеты безубыточными, идут на эксперимент – там 14 муниципалитетов получили право оставлять НДФЛ у себя в бюджете в полном объеме. У нас сегодня городу Якутску оставляют только 40%, но уже это обеспечивает 5 млрд. рублей – вдвое больше, чем собирают с малого бизнеса. Если к вам, главам муниципалитетов, так прислушивается Минфин и Минэк, то согласитесь на снижение налогов предпринимателям и попросите сдвинуть ползунок НДФЛ на 5%, чтобы оставлять себе не 40, а 45%?

Но зачем? Даже не заикнулись. Уж лучше задушим предпринимателей.

— Какая конкретная структура или должностное лицо в первую очередь противостоит снижению ставок по УСН, предложенному бизнес-сообществом?

— По-моему, тут все ясно. Закон о налоговой политике спущен, как законодательная инициатива главы Якутии Николаева Айсена Сергеевича.

Уполномоченным органом правительства, который его продвигал, было Министерство экономики в лице Майи Даниловой, которая во время обсуждения демонстрировала подход с человеческим лицом – понимание проблем предпринимателей, согласие, даже поддержку низких ставок. Но в ходе работы налоговой комиссии, где представлены другие министерства и ведомства, все обратно выросло. До последнего за снижение бился Минпред в лице Ирины Высоких. Но ее голос – один против многих.

— Какие есть механизмы компенсации выпадающих доходов для МО при введении сниженных ставок по УСН?

— Да разные. От сдвижения «ползунка» по НДФЛ, о чем я говорил выше, до прямых компенсаций выпадающих доходов по итогам года в виде межбюджетных субсидий. Но чиновники идут путем наименьшего сопротивления.

Кстати, в октябре 2016 года на заседании Координационного совета по предпринимательству при главе Якутии Егор Борисов обещал пересмотреть процент НДФЛ, оставляемый муниципалитетам, но так и не сделал этого.

— Какие преимущества могла бы получить Якутия в текущих условиях при предложенном снижении налоговых ставок по УСН?

— В первую очередь это остановило бы уход в тень, а также курс на дробление бизнеса. У нас сейчас, вы не поверите, рост числа ИП по Якутии! По реестру субъектов малого и среднего бизнеса их снова стало более 40 тыс. против 37 тыс. в ноябре прошлого года. Но это не от того, что бум предпринимательства, а потому что люди занимаются оптимизацией бизнеса, регистрируют как ИП собственных работников.

Во вторую очередь – сохранило бы рабочие места, а с ними и пресловутый НДФЛ. В тех 5 млрд. рублей, что поступают в казну Якутска, не меньше 1 млрд. рублей – с зарплат в малом бизнесе.

В-третьих, поддержи власти мое предложение о двукратном снижении налогов Якутия, получила бы огромный профит в части пиара, было бы серьезное промо от той же АСИ, как региона, пошедшего на реальные меры поддержки предпринимателей.

В-четвертых, мы бы плюсом получили некоторый приток предпринимателей из других регионов они бы начали регистрироваться в Якутии, чтобы минимизировать свои налоги. Но нам какая разница – деньги шли бы в регион, а не из него.

И потом, не стоит забывать, что все это имеет мультипликативный эффект, то есть складывается между собой.

 

Льготы, предоставленные угольщикам, превратили угледобычу в Якутии в отрасль с нулевыми показателями

 

— Можете привести примеры, когда налоговые льготы, введенные в регионах для всех категорий малого бизнеса – независимо от отраслей и ОКВЭДов, повлияли положительно на состояние отрасли внутри региона?

— Да зачем нам смотреть другие регионы?

В текущем году действовали сниженные ставки по УСН для бывших плательщиков ЕНВД («вмененку» упразднили в 2020-м). Когда их вводили, муниципалитеты буквально выли о выпадающих доходах. Город Якутск стоял насмерть за повышенные ставки, замглавы по финансам слышать ничего не хотел о снижении ставок. Чтобы изменить ситуацию, мне пришлось лично организовывать диалог министра предпринимательства Ирины Высоких с мэром Сарданой Авксентьевой, и нам удалось до нее достучаться, город претензии снял, льготные ставки ввели. Что по факту? Не было никаких выпадающих доходов, наоборот, налог собрали с сильным профицитом! Только по городу Якутску сверху пришло более 300 млн. рублей вместо запланированного «минуса».

Снижение ставки как стимулирующая мера работает.

— На ваш взгляд, по какой причине власти не вводят налоговые льготы для малого бизнеса в Якутии, но с большой охотой идут на это касательно крупного бизнеса («Роснефть», «Колмар»)?

— У меня есть два варианта ответа на выбор.

Первый: наши первые лица являются бенефициарами этих налоговых льгот и на их анонимные счета на оффшорах капает процентик от предоставленных льгот. 1% от 1 млрд. – это уже скромные 10 млн.

Второй: наши первые лица являются зависимыми от руководителей крупных госкорпораций, имеющих прямой выход на федеральное правительство, администрацию президента и даже главу государства. И они не могут не исполнить «просьб» от недропользователей. Издержки «ручного управления» и зависимости региональных глав не от избирателей, но от управления внутренней политики администрации президента РФ.

Правда, в Минэкономике Якутии вам скажут, что мы только выиграем в итоге, потому что платежи ПОТОМ все предоставленные льготы перекроют… но потом, завтра, послезавтра… а пока бюджетные дыры будем затыкать крохами, которые сдерем с предпринимателей.

К примеру, для госкорпорации «Роснефть» уже вводились льготы почти на 10 млрд. рублей, которые ныне закончили свое действие… и со следующего года будут действовать новые – на вновь вводимое имущество (0%) – до 2025 года!

А льготы, щедро предоставленные угольщикам (ТОР «Южная Якутия со льготным налоговым режимом), привели к тому, что в какой-то момент (в 2018 году) Министерство экономики Якутии констатировало – «добыча угля из бюджетообразующей отрасли превратилась в отрасль с практически нулевыми показателями по ключевым налогам». Это я дословно бывшего министра экономики Дениса Белозерова процитировал.
У наших властей, увы, нет ни желания, ни заинтересованности, в том, чтобы выступать в роли протектора собственному малому бизнесу. Есть, правда, много красивых слов о понимании роли предпринимательства, их значимости и готовности поддержать, но слова к делу не пришьешь.

Tags: , , ,
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Нужно ли строить атомную станцию малой мощности в Якутии?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Видео

"ГоВОрящие головы", выпуск про "ХВАТИТ!"

Этот выпуск «Говорящих голов» - специальный! Он был записан еще до выступления Владимира Путина с инициативой «каникул» и новых ограничений. Но уже тогда власти Якутии (и еще 18 регионов России) собирались вводить QR-коды и ограничивать работу учреждений культуры, спортивных залов и общепита. Меры – довольно бессмысленные, но зато позволяющие отчитаться о том, что предпринимаются хоть какие-то шаги.

Комик Сергей Орлов: Якутский мороз это не холодно... это больно!

Комик из Депутатского Сергей Орлов, недавно прославивший якутских чиновников на интервью у Дудя побывал в эфире у Ивана Урганта. На этот раз седых волос чиновникам не добавил, но рассказал, что такое якутский мороз.

"ГоВОрящие головы", выпуск №4

Свежий выпуск сатирической передачи "ГоВОрящие головы", посвященной итогам выборов в Госдуму РФ для отдельно взятой Якутии.